Якутия. Нерюнгри. Река Чульман. Рассказ о пешей прогулке

Да, я все еще могу. Могу и с жердями по болоту, и без дороги по бурелому, и речку вброд могу. И спать у костра, и комаров кормить собою, и сотню верст по сопкам тоже могу, но... Видно, возраст уже не тот; не тянет на героизм.

Не хочется стойко переносить и мужественно преодолевать. Хочется просто, и не то чтобы прогуляться, а так... Хоть сравнительного комфорта хочется. Чтобы бурелом был не таким непроходимым, чтобы речушка не такая быстрая, чтобы болотце не топкое, чтобы лапник на ночлеге в бока не впивался, чтобы комары не такие назойливые были, чтобы табак не сырел и продукты не плесневели в мешке. Чтобы, в конце концов, дождик не мочил, а ночами не холодно было.

Наверно, прошло время, когда на романтику тянуло. Зачем, спрашивается, поперся в дебри через хляби? Может, сбежать хотелось? Тогда от чего или от кого? От работы? Так я в отпуске. От семьи? Так доминанта отсутствует, а с отпрыском мы почти не видимся несмотря на то, что из дома почти не выходим. Он в своей комнате запирается с компом на пару или с приятелей кучей — и не видно их, хотя слышно порой бывает очень даже хорошо, особенно когда орган слушают или оркестр. Благо не тяжелый рок. Вот уж на что мои уши не рассчитаны, так это на современные ритмы.

Так от чего я, собственно, сбежал? И сбежал ли? Может, просто к праматушке-природе потянуло со страшной силой? Так потянуло, что плюнул на все возможные удобства и блага цивилизации, сгреб мешок в охапку и двинул без плана и определенного направления? Просто все достало? Так опять же, нет...

Что толку ковыряться в собственных побуждениях, искать причины и предполагать следствия. Иду в никуда и ладно. Ногам нужна тропинка, носу запахи, глазам картинки. Кожа хочет свежего ветра, а легкие кислорода без примесей.
В конце концов лес ответит на все вопросы, расставит все точки над «зю» и ударения над ударными.

Достало все!!! Первый час топотни по кочкам дает ответ на сокровенный вопрос — зачем? Конечно же, за покоем. Атмосфера покоя и умиротворения. Не давит на мозги вечный шум всевозможных приборов, агрегатов, механизмов и прочих издержек цивилизации. Уши отдыхают и наслаждаются необычным, белым шумом.

Не замечал раньше, что отсутствие привычных гулов и взревываний так приятно освобождает мозги для мыслей. Глаза шныряют по окрестностям влево, вправо, вверх, под ноги, вперед; ноги сами выбирают, где стать, через что переступить, на что опереться. С кочки на кочку, с камешка на камешек, с травки на тропинку, с тропинки на веточки... Оступился, чертыхнулся, оглянулся... И еще один ответ на тот же вопрос. Да, именно для того, чтобы можно было чертыхнуться и никто твоей досады не увидал. От эмоций своих и окружающих удрать. Не волноваться о том, как твое слово или действие будет расценено и воспринято окружающими, поскольку окружающих нет. Славно...

Можно побыть собой, не опасаясь разоблачения. Можно поорать просто так, от избытка чувств, и не встретить недоумевающего или осуждающего взгляда. Свобода. Полная свобода. Вот что так тянет в леса, вот что манит и привлекает. А все остальное — это только приложение к свободе. Полной свободе. Свободе слова, свободе совести... или свободе от них. Свобода от слов, от совести, от условностей цивилизации. Это, конечно, утверждение спорное, но именно так я это ощущаю. Тишина, одиночество, раскрепощение. Вот чего мне постоянно не хватает в обыденной жизни.
Покоя. Несмотря на противную сырость и относительную прохладу лес настроен дружелюбно. Значит, я не нарушаю его гармонии. Значит не нарушаю «условностей» тайги.
Оказывается, имеет место смена условностей, а не отказ от них. Да, в тайге свои условности, в городе свои. И если в городе нарушающих городские условности осуждают окружающие и наказывает милиция, то в лесу никто не осуждает, но наказывает.

Тайга наказывает того, кто живет не по ее правилам; кто не принимает всерьез ее условности, получает по заслугам. И в конце концов нужно оставаться порядочным человеком даже в тайге. Если непотушенный костер настигнет тебя лесным пожаром — это наказание. А вот помочиться на звериной тропе — это не наказуемо, но непорядочно по отношению к тем, кто эту тропу протоптал. Гордость по отношению к встреченному зверю, беспечность при переходе через топь — это наказуемо, а вот разбитое стекло в дебрях — это непорядочно по отношению к тем, кто там живет.
Ноги бегут, голова отдыхает, глаза смотрят, нос нюхает. Хорошо, что прохладно, комары не донимают.

Можно отвлечься от всего, и ничто не вернет к реальности. Приятное состояние.
Медитация в движении, релаксация без расслабления. Именно в этом состоянии сознание отрывается от реальности и уносит разум в мир, где живут лешие, домовые, кикиморы и полесики. Именно в этом состоянии в голову приходят мысли, которых в другое время и в другом месте не бывает. Мысли без слов, мысли без образов, мысли-чувства, мысли-ассоциации. Примерно такое происходит в голове у человека, теряющего сознание. Хм... А если человек не сознательный, то что он теряет, когда вырубается?

И если теряет сознание, то его может кто-то найти и даже не вернуть? Бред! Но и бред, бессвязное бормотание в бессознательном состоянии, фантасмагорические картинки в сознании, находящемся на грани потери сознания, не попытка ли сознания зацепиться и не потеряться? А может, все же это нечто другое? Например, попытка моей сущности, души, поговорить с моим сознанием, моим Я? Но почему они такие иностранцы? Почему не могут изобрести единый язык и общаться на равных? Почему не помещаются в одном пространстве, и подсознание всплывает только когда сознание отсутствует, как домовой в усадьбе в отсутствии хозяев. Видно, сознание — это хозяин, а душа,
сущность, подсознание, нечто подобное домовому или лешему... Бред, язычество какое-то. Вперед за синей птицей в сопровождении духов воды, хлеба, материнской ласки и еще чего-то там. Но если бред — это голос подсознания, а подсознание не раз выручало людей, когда сознание бастовало, то получается, что подсознание намного мудрее, соображает быстрее и действует мощнее. Сколько раз я слышал, что человек на автопилоте творил чудеса. Выходил из безвыходных ситуаций, разрешал неразрешимые проблемы, делал невозможное. Сколько раз сам в патовой ситуации бессознательно из нее выкарабкивался.

Когда сознание в ступоре, подсознание, или сущность, или душа перехватывает инициативу. А сознание потом ищет объяснения и оправдания. Неиспользуемые резервы организма. Почему они не используются? Ведь всему же есть причина. Лишние? Возможно. Если человек способен на невозможное с точки зрения сознания, но только пребывая в бессознательном состоянии, то не тормоз ли наше сознание? А как снять организм с тормозов? Нужно отключить сознание, и тогда каждый станет атлетом, телепатом, мудрецом и вообще, кто знает предел? возможно, богом... Тема бога нескончаема как сам Бог. С него все начинается и все им заканчивается. Начало и конец, альфа и омега.

А в другой плоскости, иносказания библии можно толковать как угодно и всегда правильно. Если по библии Бог вдохнул в человека душу, оставил в нем Бога-духа, то Бог во всем и все в нем. Тогда не так смешно выглядит поход за синей птицей в сопровождении духов. Тогда не так нелепо выглядят сверхчеловеческие способности в подсознательном исполнении. К чему сводится колдовство, ведовство, и прочее «ство»? Исполнение желаний сознания силой подсознания, то есть душой, духом, сущностью, которая одна на всех и всесильна, всезнающа и вездесуща.

Однаха... крыша может поехать, в эки дебри я забрался и в прямом, и в переносном смысле. Ведь все понимаю, а вот оформить свое понимание в доступные сознанию слова как-то не получается. Получается что-то дико сложное и запудряканное до абсурда. Ведь все так просто... А в рассуждениях получается все так сложно... А нужны ли эти рассуждения, если и так все ясно? Но ясно только мне, а остальным? А есть ли смысл доносить до остальных то, что ясно мне? Зачем? Чтобы кто-то пришел к тому же, что и я? А смысл? Ведь любой и каждый в конце концов освободится от сознания насовсем, потеряет свое «я» — сознательное. Перестанет быть «каждым», станет единым в триединстве. Перестанет быть «я» и станет — «Аз есмь»... Забавно. Звучит величественно, а сознание бунтует. Гордо выпячивает свое «я» и твердит, что «весь Я не умру...». Что ж, пусть тешит самолюбие. Пусть думает, что будет на облачке скучать в обнимку с арфой или, вкушая шербеты, наслаждаться танцем живота в исполнении сотни прекрасных гурий. Пусть думает, что будет гоняться за жирным оленем в стране вечной охоты или размахивать мечом, вспоминая свои прижизненные подвиги в Вальхалле. Пусть. Каждый из них прав. Но я-то знаю свою правду на этот счет... А кому она нужна, кроме меня? Только любопытному. Вот и выходит, что лучше держать свои знания при себе, чтобы не прослыть лгуном, фантазером, еретиком. Подсознание — странная штуковина. Если научиться взаимопониманию с ним, то можно и горы свернуть, и реку вспять повернуть, и по воде аки посуху. Вот задумался и марь по кочкам перепрыгнул, ни разу не оступившись и в воду не окунувшись выше

Запись опубликована в рубрике Обо всём. Bookmark the permalink. И комментирование и trackback'и в настоящий момент закрыты.